Деградация структуры промышленности

Отечественная экономика все более утрачивает функции жизнеобеспечения страны. Тому подтверждение – пресловутая «закольцованная» схема: экспорт сырья – получение валюты (как правило, эквивалентности здесь нет) – импорт предметов потребления – экспорт сырья. Нетрудно понять, что в случае дальнейшего подобного «обмена веществ» поле деятельности отечественной обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства будет продолжать сжиматься, как «шагреневая кожа».

Это и есть главный «структурный сдвиг», которого добились творцы и проводники российских реформ. Огромную роль в «структурной перестройке наоборот» сыграли предшествующие старту реформы, развал СЭВ и Советского Союза. В результате развала СССР, инициированного политикой российского руководства по указке спецслужб США, для России одномоментно стали зарубежными от 25 до 45 % машиностроения и нефтепереработки, преобладающая часть морских портов, до 30 % ВПК. Падение валового внутреннего продукта в среднем по СНГ за 1991–1995 гг. составило почти 50 %. Сегодняшние масштабы производства не превышают масштабов начала 70-х. Положение таково, что потребности населения и хозяйства в целом могут удовлетворяться лишь на уровне, близком к критическому. Во всех странах СНГ наблюдается устойчивое свертывание инвестиционной активности. Сокращение инвестиций в основные фонды в среднем по СНГ в эти годы составило 65 %. Усиление кризисных процессов в странах СНГ в эти годы в значительной мере вызвано разрывом хозяйственных связей между постсоюзными республиками. Расчеты показывают, что на эти разрывы приходятся около трети их экономического спада26. В протекании экономических процессов в различных странах есть, разумеется, существенные различия. Тем не менее можно выделить ряд общих тенденций качественного изменения воспроизводственного процесса, свойственных большинству стран Содружества в 1990–2000 гг.:
1. Дезинтеграционные процессы формируют в странах СНГ систему воспроизводства, ориентированную прежде всего на экспортно-сырьевые отрасли и финансово-посредническую деятельность.
2. Машиностроительный комплекс, производство потребительских товаров и конструкционных материалов в сложившейся ситуации оказались в значительной мере невостребованными и образовали устойчивую кризисную зону.
3. Налицо интенсивная деградация структуры промышленного производства и экспорта, в которых из года в год растет доля энерго-сырьевых отраслей.
4. Вследствие повышенного износа и выбытия основных производственных фондов, реального «проедания» накопленного богатства происходит нарастающее качественное ухудшение характеристик производства.
5. Свертываются ускоренными темпами фундаментальные исследования, ухудшаются условия материально-технического обеспечения НИОКР, сокращается наукоемкое и высокотехнологичное производство.
6. Уменьшается спрос на рабочую силу, растет явная и скрытая безработица, падают реальные доходы населения.
7. Происходит деквалификация трудового потенциала: научных, инженерно-технических и рабочих кадров.
Для России особо пагубным стало ослабление ее экономических позиций в ореоле ближнего зарубежья, выражающееся прежде всего в потере традиционных рынков сбыта продукции российской промышленности. А начиналось все с политических спекуляций, перемешанных с крайней некомпетентностью. Используя недостоверные и взаимоисключающие оценки, представители республик, включая и Россию, стали доказывать, что именно эти республики играют выдающуюся (но не признанную) роль в системе межреспубликанского обмена произведенного национального дохода и подвергаются в ней явной эксплуатации. А вот что говорит наука: «Происходившее в СССР определенное перераспределение национального дохода между союзными республиками было объективным условием достижения максимума общего результата функционирования единой экономической системы27. Модельные расчеты, выполненные Институтом народно-хозяйственного прогнозирования РАН, показали, что для максимизации общего конечного продукта всех республик, входящих в состав СССР, те масштабы положительного сальдо межреспубликанского обмена, которые были характерны для России, являлись объективно необходимыми. Более того, установлена эффективность положительного сальдо межреспубликанского обмена России с позиции ее собственных интересов28. Так что давнее заявление лидера ЛДПР о том, что он в одночасье обеспечит всех россиян за счет «тюбетеек», просто блеф и политическая спекуляция. Сумма задолженности по кредитам, которые представлены нами партнерам по Содружеству, за 1991–1995 гг., составила 5,8 млрд долл.27, т. е. на одного россиянина за 5 лет приходится 39 долл., по 7,8 долл. в год или 3250 еще неденоминированных руб. в месяц. Даже если к этой цифре прибавить задолженность за поставку Россией энергоресурсов в сумме 15,6 трлн руб. на 1 января 1996 г., то на одного россиянина добавится 105 334 руб. за 5 лет, по 21 067 руб. в год, 1755 руб. в месяц. Как можно обеспечить человека на 5005 старых рублей в месяц? К тому же, вследствие сокращения поставок российских нефтепродуктов странам Содружества, баланс торговли России со странами СНГ был сведен в 1995 г. с дефицитом 2,8 млрд долл.27 А ведь мы у них покупаем не жевательную резинку и пока отнюдь не по мировым ценам. Тут и украинское продовольствие, и холодильники «Минск», и многое-многое другое, жизненно необходимое. Сегодня, да и вчера (вспомним итоги Референдума), всем здравомыслящим людям ясно, что без восстановления эффективного взаимодействия между странами СНГ невозможно преодолеть нарастание негативных тенденций в экономике всех республик, включая и Российскую Федерацию.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.