Псевдореформы ЖКХ

В 2001 г. население оплачивало около 60 % стоимости услуг, а с учетом льгот и субсидий – около 40 %; в 2002 г. – уже 80 %. В 2000 г. недофинансирование отрасли составило более 59 млрд руб., или около 200 % от необходимого. 168,1 млрд руб. потребители должны ЖКХ, 245,1 млрд руб. должно само ЖКХ. Износ коммунальной инфраструктуры – более 60 %, около четверти полностью отслужило свой срок.
Суммарные потери в тепловых сетях достигают 30 %. КПД котельных малой мощности колеблется в пределах 20–40 %. Затраты на аварийный ремонт в 2,5–3 раза выше, чем на плановые профилактические работы. 40 % подаваемой в сеть воды не соответствует санитарным нормам. Срочной модернизации требуют около 30 % мощностей водопровода и 16 % водопроводных сетей. Утечка воды в среднем по России – 15 %, а в ряде городов – до 30 %.
В срочной замене нуждаются 17 % мощностей канализационных сооружений (при дефиците таких мощностей – примерно 17 % от имеющихся). В 2000 г. 53 % аварий водопровода и канализации произошло из-за ветхости.
Капитальный ремонт жилых зданий финансируется на 10 % от необходимого.
Затраты электроэнергии на производство 1 куб. метра воды на 30 % больше среднеевропейского уровня.
Численность персонала в расчете на 1000 обслуживаемых жителей в 1,5–2 раза выше, чем в Европе. Потребление воды на одного жителя в 1,5–2 раза выше, чем в западноевропейских странах.
Длина сетей в России – 136 тыс. км (три с лишним экватора, между прочим). По данным Госстроя, 10 тыс. км труб находятся в аварийном состоянии и требуют немедленной замены. Износ сетей приводит к тому, что примерно треть производимого тепла теряется. Большинством магистральных теплопроводов владеет РАО «ЕЭС России», а трубы, которые подключены к домам, находятся в ведении муниципалитетов. Чтобы привести в порядок это хозяйство, нужно в течение 8 лет найти 133 млрд руб. В этом случае, по оценке Госстроя, ежегодно можно будет менять около 5 % сетей. Иначе аварии неизбежны, а на устранение «залпа лопнувших батарей» средств тратится в десять раз больше, чем на предотвращение подобного «фейерверка».
В ветхом и аварийном жилье в 2003 г. проживало 4 млн 160 тыс. человек, а еще 40 млн – в неблагоустроенных домах. В целом аварийный фонд составляет 87,8 млн кв. м. В 2002 г. построено всего 33,8 млн кв. м жилья (рис. 7.1).

Рис. 7.1

В 2001 г. состоялось заседание Совета представителей органов местного самоуправления при председателе Госдумы, посвященное вопросам реформирования ЖКХ. Оно было острым и вскрыло большинство болячек. Тон задал Геннадий Селезнев: «Ни для кого не секрет: положение дел в ЖКХ сегодня настолько серьезно, что представляет реальную угрозу для миллионов наших сограждан». Еще в 1992 г. был принят Закон Российской Федерации «Об основах жилищной политики». В 1999 г. по инициативе Государственной думы в него были внесены изменения и дополнения. Модификации закона носили принципиальный характер. Они предусматривали поэтапный переход на новую оплату жилья и коммунальных услуг с обязательным использованием мер социальной защиты граждан. При этом поэтапный переход был продлен до 2008 г.
Об этих законодательных нормах приходится напоминать в связи с тем, что в настоящее время прослеживается тенденция к осуществлению реформы ЖКХ в более сжатые сроки. В этой связи возникает ряд вопросов: существуют ли в конкретных условиях реальные предпосылки и реальные ресурсы для проведения такого ускоренного варианта реформы? За счет каких средств и на какой финансовой основе проводить реформу ЖКХ? В том, что средства нужны огромные, ни у кого не должно быть никаких иллюзий. По данным самих разработчиков программы, только на решение неотложных проблем нужно около 0,5 трлн руб. И это при том, что вся расходная часть бюджета на 2001 г. составляла чуть больше 1 трлн руб.
Ведущими источниками финансирования определены бюджеты субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, а также средства предприятий. Таким образом, согласно правительственной программе, средства федерального бюджета не являются главной составляющей правительственного варианта финансирования реформы ЖКХ. Отсюда эксперты Конгресса муниципальных образований Российской Федерации сделали вывод. Цитирую их заключение:
«Предложение и структура программы показывают, что авторы пошли по пути максимального сокращения затрат федерального бюджета при решении самой затратной и находящейся в критическом состоянии отрасти, считая, что институциональные и управленческие решения способны без первоначальных государственных затрат изменить ситуацию» [РФ сегодня].
Вывод весьма категоричен. Да, правительство взяло курс на привлечение в сферу ЖКХ не только и не столько бюджетных, сколько внебюджетных источников финансирования с целью стимулировать активность государственных предприятий, негосударственных фирм и компаний. Кроме того, в системе ЖКХ предлагается создать конкурентную среду, активно внедрять механизмы конкурсов организаций по строительству жилья и предприятий, предоставляющих коммунальные услуги. С точки зрения стратегической все это верно. Но, как уже с нами бывало не раз по другим реформам, главное – не отрываться от нашей грешной земли, всегда держать в уме, что сфера ЖКХ в России – это далеко не самая привлекательная для частных инвестиций область. Теплотрассы, жилищные фонды, энергосистемы и все остальное – это не то, что может быстро принести прибыль, как, скажем, в водочной или пищевой отраслях. И, исходя из этой реальности, у нас достаточно оснований для следующего вывода: вряд ли можно рассчитывать на успех жилищно-коммунальной реформы и действительно полномасштабной модернизации всего этого крайне запущенного хозяйства без крупных государственных средств, будь то бюджетные ассигнования, госкредиты или иные формы финансирования.
Что же следует? Необходимо добиться создания полноценной финансовой базы для муниципальных образований. Именно им прежде всего предстоит осуществлять самые крупные преобразования в ЖКХ, которые обозначены в правительственном проекте, иначе нам просто не достичь общих целей. Этот аспект особенно важно учесть в процессе осуществления принципов бюджетного федерализма. Минфином подготовлен проект соответствующей программы. В нем вполне отчетливо сформулировано, что только реальные, законодательно закрепленные налогобюджетные полномочия могут стать основой для ответственности региональных и местных властей за свои действия. Стоит задача сделать этот принцип действительно работающим, добиться его полновесного воплощения через механизм реализации программы бюджетного федерализма.
И еще один момент. Многие депутаты Государственной думы полагают, что эта реформа должна проводиться не только в рамках соответствующей федеральной целевой программы, но и на основе существующих и предлагаемых федеральных законов. В этом плане представляется полезным рассмотреть предложения, содержащиеся в заключении Комитета Государственной думы по вопросам местного самоуправления на правительственную программу ЖКХ.
Предполагалось разработать и внести на рассмотрение Государственной думы новую редакцию Жилищного кодекса Российской Федерации, принять изменения в Федеральный закон «О естественных монополиях», регламентирующий деятельность локальных монополий, а также законодательно установить государственные минимальные социальные стандарты, т. е. это все то, о чем мы говорим на протяжении многих последних лет, но… только говорим. Члены правительства неоднократно заверяли, что не сегодня-завтра эти социальные стандарты появятся, но их, по-моему, еще и в помине нет.
Считаю оправданным и установление нормативов качества по каждому виду коммунальных услуг. Еще более важно решить вопрос о необходимости государственного регулирования тарифов на коммунальные услуги. В противном случае при бесконтрольном росте тарифов наносится очень чувствительный удар по жизненному уровню большинства населения. Вообще, социальная составляющая жилищно-коммунальной реформы является чрезвычайно важной. Ибо речь идет о действительно коренных жизненных условиях миллионов людей. Недопустимо, чтобы реформа ЖКХ привела к нарушению конституционного права каждого иметь жилье.
Сергей Кругликов, первый заместитель Председателя Государственного комитета Российской Федерации по делам строительства и жилищно-коммунальному комплексу:
– Программу реформирования жилищно-коммунального хозяйства рассмотрели практически во всех инстанциях. Проведен тщательный анализ состояния ЖКХ. В данном секторе в основном сформирована законодательная база, принято порядка двухсот законов и нормативных актов. Но тем не менее ситуация крайне плачевная. Те 60 % износа домов, оборудования, которые являются «средними», в некоторых муниципальных образованиях достигают 90 %. Этот жилищный фонд пригодным для проживания практически нельзя называть. На конец прошлого года кредиторская задолженность предприятий жилищно-коммунального хозяйства составила 245 млрд руб., а дебиторская – 168 млрд руб.
Теперь о другой стороне медали. Если брать европейский уровень потребления энергоресурсов, то мы расходуем электроэнергии на 30 % больше, у нас на тысячу кубических метров воды задействовано в 2 раза больше персонала, расход холодной воды в 2,53 раза выше. То есть налицо крайне неэффективное ведение хозяйства. Провозгласив переход к рыночным отношениям везде, мы сделали сектор ЖКХ неким социальным демпфером, который принял на себя удар всех преобразований, происходивших в других секторах экономики. А это прежде всего муниципальный сектор экономики, проблемы которого уже сказываются на развитии отрасли.
Поэтому сегодня надо говорить об инвентаризации и о реструктуризации сложившейся задолженности – без нее мы с места не сдвинемся. А ту часть безвозвратной задолженности, которая существует, необходимо списать, часть реструктурировать, часть просто простить. На разбирательство с долгами в программе предусматривается ровно один год. Параллельно должны идти все те преобразования, которые были сформулированы в концепции реформирования жилищно-коммунального хозяйства в плане построения рыночных механизмов в этом секторе.
И третий важный, совершенно новый момент – формирование специальных гарантированных агентств, которые могли бы обеспечить снижение риска инвестиций в сектор ЖКХ. Имеются в виду банки, частные лица, внешние заимствования. Поскольку этот сектор практически не может существовать без привлечения инвестиций, государству просто необходимо оказать ему максимальную поддержку. И вот тут, наверное, самый интересный вопрос – финансовое участие государства в этой программе. Прежде всего предусматривается порядка 45 млрд руб. на предоставление жилищных субсидий. На саму реализацию программы заложено 554 млрд руб. Но это только на то, чтобы снизить степень износа основных фондов где-то на 30 %. Понятно, что потребность значительно выше. Но сегодня мы можем вести разговор лишь о 30 %. В первую очередь средства будут расходоваться на модернизацию систем коммунального хозяйства – водоснабжение и теплоснабжение как самые финансовоемкие услуги [РФ сегодня].
Юрий Белозерцев, глава города Рыльска Курской области:
– «Не верна одна из основных посылок программы, будто переход на 100 %-ю оплату населением жилищно-коммунальных услуг и резкое сокращение предоставляемых льгот даже при существенном увеличении субсидирования малооплачиваемых групп населения приведут к достаточному уровню финансирования жилищно-коммунального хозяйства. Этого не случится. При своих расчетах авторы программы отталкивались от уровня доходов населения. А вот объем и состояние благоустройства жилищного фонда России во внимание не принимались.
Между тем этот фонд только на 73 % обеспечен водопроводом, на 69 – канализацией, на 72 – центральным отоплением, на 59 % – горячим водоснабжением (рис. 7.2). При этом 13 городов, 276 поселков городского типа, 61 % сельских населенных пунктов вообще не имеют водопровода; 47 городов, 671 поселок городского типа и 72 % сельских населенных пунктов – канализации. Отсюда, естественно, отсутствие центрального отопления и горячего водоснабжения. И поскольку услуг, как таковых, в таком количестве населенных пунктов нет, то естественно, что и прогнозируемая оплата будет ниже.

Рис. 7.2

По данным разработчиков программы, состояние основных фондов таково, что только на решение самых неотложных проблем потребуется 554,7 млрд руб., о которых только что было сказано. Но давайте посчитаем: расходы федерального бюджета в 2001 г. составили 1,2 млрд руб. Если растянуть реформу на 10 лет, как предполагается в программе, то сумма начнет возрастать в геометрической прогрессии уже только потому, что сети в коммунальном хозяйстве изношены практически на 80 %.
Кроме того, речь идет не столько о модернизации, сколько об элементарной замене основных фондов, которые полностью отслужили свой срок. Тут сразу же встает еще один вопрос, цена которого должна быть определена дополнительно. Учтем еще одно обстоятельство: в любом тарифе на коммунальные услуги закладываются амортизационные отчисления. И если сегодня, как уже было сказано, коммунальным предприятиям отдать долги, то в принципе этих амортизационных отчислений вполне было бы достаточно для того, чтобы провести замену ветхих сетей. Разработчики забыли также о 50 млн кв. м ветхого жилищного фонда, который требует срочной замены.
Таким образом, одними организационными мерами, пусть даже очень правильными, нормализовать ситуацию в жилищно– коммунальной сфере не удастся. Требуются весьма значительные централизованные финансовые ресурсы, которые должны обеспечить создание базового уровня состояния ЖКХ, который затем необходимо постоянно модернизировать, внедрять ресурсосберегающие технологии и т. д. Для создания такого базового уровня средств населения и доходов местных бюджетов, как показывает анализ, недостаточно.
Ведь что мы имеем? Среднедушевые доходы населения России на начало 2001 г. составляли 1975 руб. У 60 % населения доходы ниже этой суммы. Изъятие из их бюджетов 25 % на оплату жилищно-коммунальных услуг и 13 % подоходного налога приведет к тому, что 60 % населения России сразу же будет иметь доходы ниже прожиточного уровня.
Считаем дальше. Стоимость минимального набора продуктов, входящих в прожиточный уровень россиян, составила к концу февраля 2001 г.: в Магадане – 1374,9 руб., Якутске -1279,9, Южно-Сахалинске – 1218,4, Петропавловске-Камчатском – 1218, Казани – 676, Элисте – 677,2, Костроме – 681, в Москве – 995 руб. По данным Российского статистического ежегодника за 2000 г., удельный вес домашних хозяйств, имеющих среднедушевые располагаемые ресурсы ниже величины прожиточного минимума, в 1999 г. составлял 42,3 %.
Причем 70 % из них – это семьи с детьми и неработающие пенсионеры. Намечаемая в программе субсидия в 200 руб. позволит им покупать в день дополнительно только буханку хлеба.
Юрий Мищеряков, глава города Оренбурга:
– Сегодня, как никогда, актуальна необходимость рассмотреть вопрос об отмене постановления правительства, согласно которому оплата электроэнергии, природного газа, т. е. сырьевых источников, жилищно-коммунальным предприятием должна осуществляться авансовыми платежами. Если мы за жилищно-коммунальные услуги берем месяцем позже, то оплата нашим сырьевым предприятиям за газ и электроэнергию осуществляем авансом, что, безусловно, очень здорово отражается на наших возможностях. Отсюда такие долги.
Обеспокоенные судьбой населения, депутаты Госдумы пригласили премьера ответить на жгучие вопросы реформы ЖКХ. Глава правительства Михаил Касьянов постарался все сгладить, выпятить успехи, но все же по ЖКХ и он не смог скрыть своего беспокойства:
– Три года назад мы с вами обсуждали три опасности, именуемые проблемой-2003. Это пик платежей по внешнему долгу, старение производственных мощностей, интенсивный износ инфраструктуры, прежде всего жилищно-коммунальной. Нам удалось основательно стабилизировать финансы, увеличить золотовалютные резервы почти до 50 млрд долл. Внешний долг снижен со 100 % с лишним до 40 % от ВВП. Можно сказать, проблемы этой больше не существует (автор с этим не согласен – мы выплачиваем, как при царизме, за счет геноцида простого народа).
Модернизация производства – более серьезная задача. Мощности изношены, выпускаем неконкурентоспособную продукцию. В результате нашими преимуществами, такими, как быстрорастущие доходы населения, огромный и емкий внутренний рынок, пользуются импортеры, зарубежная промышленность. Рост экономики продолжается, но его темпы явно недостаточны. Добиться ускорения невозможно без комплекса мер в самых различных областях, без нового импульса социально-экономическим преобразованиям. Сегодня мы отрабатываем такие меры. Они позволят улучшить структуру промышленности. Есть, однако, сектор, где нам пока удалось сделать совсем немного. Это – жилищно-коммунальное хозяйство.
Запас прочности тут практически исчерпан. Система годами не обновляется. Вместо плановых ремонтов – аварийно-восстановительные работы, что втрое-вчетверо дороже. За последние годы число аварий и чрезвычайных ситуаций здесь растет. В 2000 г. их было зарегистрировано 175, в 2001 г. -192, в 2002 г. – 222. Всего же с начала отопительного сезона 2002–2003 гг. на объектах жилищно-коммунального хозяйства произошло 75 крупных аварий в 38 субъектах Федерации.
Причины известны. Более трети аварий произошло от износа теплосетей, оборудования, неподготовленности к сезону. Еще треть – нарушение правил технической эксплуатации, элементарная расхлябанность персонала. Остальные – из-за стихийных бедствий. Сейчас подавляющее большинство ЧП ликвидировано. Но даже если бы ЖКХ каким-то чудом функционировало безаварийно, кризис все равно налицо. Потери в сетях составляют примерно 50 %. В масштабах страны – миллионы кубометров воды и тонн условного топлива. Все это оплачивает потребитель. Оттого тут быстро растет и стоимость услуг. За январь в среднем по стране цены увеличились на 8,3 % – почти в четыре раза больше, чем в других отраслях. При том, что федеральное правительство не рекомендует их повышать.
Иными словами, реформа ЖКХ не дала тех результатов, на которые рассчитывали и наши предшественники, и нынешнее правительство. В большинстве регионов подошли к ней однобоко. Забыв о новой модели, пошли по пути увеличения стоимости услуг. А главное – модель, если ее можно так назвать, не может обеспечить не только нормальное их качество по адекватным ценам, но и безопасность граждан. Хотя расходы, направляемые в эту сферу, сопоставимы с расходами на оборону. И если будем консервировать советскую систему ЖКХ, любые вливания уйдут в песок, точно так же, как половина воды из наших труб, и кризис будет лишь нарастать. Поэтому надо внести коррективы в программу реформ.
Первое – остановить рост тарифов. В большинстве регионов за счет населения фактически покрывают свыше 100 % стоимости ресурсов. Никто не должен платить больше, чем потребляет. Иначе это не рыночная экономика. Во избежание бесконтрольного роста тарифов надо срочно предоставить федеральному правительству право ввести единую методику их расчета. Реформа не должна осуществляться за счет населения.
Второе. Надо создать конкурентную среду в системе управления и обслуживания жилищной сферы.
Третье. Принять меры по реструктуризации долгов предприятий, прежде всего разграничить финансовые полномочия всех уровней власти. Госстрой в тесном контакте с субъектами Федерации завершает оценку технического состояния жилищного фонда и объектов инфраструктуры с тем, чтобы в следующую зиму они работали стабильно. Завершается также формирование государственной жилищной инспекции.
Организационные меры должны быть подкреплены финансами. В прошлом году регионам на нужды ЖКХ выделили почти 34 млрд руб. Около 10 млрд направлено на финансирование льгот через фонд компенсаций. Сегодня перечисления из федерального бюджета на возмещение населению субсидий возрастут вдвое. Из-за крайней остроты этой проблемы планируем направлять в ЖКХ значительную часть ресурсов Федеральной адресной инвестиционной программы в виде целевых средств.
Наконец, нам, по-видимому, придется пересмотреть многие из технических стандартов. Скажем, централизованная система отопления в условиях рыночной экономики во многих регионах России далеко не всегда эффективна. При новом строительстве целесообразно использовать и локальные источники теплоснабжения, обслуживающие отдельные здания или их группы. Кроме того, потребуется обязательная установка приборов учета расхода тепла, горячей и холодной воды.
Проблемы ЖКХ сегодня стали одним из основных, если не главных, препятствий для нормального социально-экономического развития страны. Мы рассчитываем тут на вашу поддержку.
Обстоятельный доклад премьера, увы, не устроил и не успокоил зал. Посыпались вопросы. Острые, конкретные, подчас нелицеприятные.
Валентин Романов:
– Зима не впервой преподносит суровые уроки. В декабре-январе, по оценке специалистов, 30 городов с населением 17 млн человек замерзали. Кто за это ответит?
Далее, каков износ основных фондов ЖКХ? Сколько требуется средств и за сколько лет или десятилетий можно эту программу реализовать?
Михаил Касьянов:
– Неудобства испытали 350 тыс. человек. Более чем на 36 ч было отключено теплоснабжение. Это чрезвычайная ситуация, угроза здоровью. Кто ответственность несет? Думаю, ясно. Все мы, в связи с тем, что реформа не идет. Непосредственную ответственность за аварии по нашим законам определяют муниципальные образования.
Сколько требуется денег? Самая грубая оценка – примерно 300 млрд руб. В основном жилищно-коммунальное хозяйство было создано в 60-70-е, может быть, в начале 80-х годов, по тем схемам, какие были, очевидно, правильными на тот период. Модернизации серьезной не проводилось. Сегодня мы подошли вот к этой кризисной ситуации. Нужны энергичные меры: экономические, организационные и финансовые, технологические.
Вячеслав Володин:
– Вы правильно сказали: тарифы лежат в основе стоимости услуг. За январь они выросли на 30–50 % в нарушение законодательства. Мы попытались разобраться в этом. Приглашали председателя Федеральной энергетической комиссии, он не стал брать ответственность на себя, ссылаясь на рекомендации, которые правительство приняло ранее. Можем быть спокойными, что не произойдет рост тарифов?
Михаил Касьянов:
– Я понял так, что Вы спрашиваете о росте тарифов конкретно на электроэнергию. В январе во многих регионах стоимость ее превысила показатели, которые установили как средние по стране на 2003 г. – 14 %. В чем здесь проблема? В том, что у федерального правительства нет полномочий ограничить этот рост. При обсуждении пакета законопроектов по электроэнергетике мы согласились с Вашей настоятельной позицией: тарифы на местах устанавливают региональные комиссии. Так и происходит. Ситуация не вполне ясная. Тем не менее инструменты выравнивания есть. Теперь о пакете законопроектов по электроэнергетике. Их нужно срочно запускать. Все ее нюансы вряд ли можно учесть заранее. В мире таких аналогов нет. Когда убедимся, что не будет роста тарифов, не будет всплеска социального, экономического, тогда примем решения.
Артур Мяки:
– В Республике Карелия до сих пор не ликвидированы последствия аварий. В большинстве районов температура в квартирах плюс 10 градусов. Первая причина и основная – отсутствие финансовых средств у местного самоуправления. Вторая – постоянная нехватка топлива. Его поставкой занимается республиканская власть. В результате мазут, который можно брать летом, закупается осенью почти в два раза дороже. Кто должен отвечать за то, что происходит, кочегары или руководители республик и областей?
Михаил Касьянов:
– Деньги были выделены, аварии ликвидированы или почти устранены. Если не хватает ресурсов, местное самоуправление с республиканской властью должно их найти.
Сергей Митрохин:
– Фракция «Яблоко» инициировала Ваше приглашение в Государственную думу, потому что считает: политика правительства в области ЖКХ уже привела к резкому росту нестабильности в стране.
Пакет по реформе РАО «ЕЭС» в сочетании с беспрецедентным ростом тарифов во многих регионах с молчаливого согласия правительства еще больше усугубляет ситуацию. Признаете ли Вы личную ответственность за все это, в том числе и за замерзание сотен тысяч людей? Готовы ли в корне пересмотреть концепцию реформы ЖКХ? И что Вы конкретно намерены предпринять, чтобы остановить необоснованный рост тарифов на коммунальные платежи, снижение жизненного уровня, обеспечить хотя бы минимальную стабильность в стране?
Михаил Касьянов:
– Готов ли нести ответственность за то, что Государственная дума имеет разнообразные мнения, не всегда приходит к правильному решению? Это вызывает улыбку. Озабоченность положением дел разделяю. Мы готовы предложить решения, которые бы прекратили рост тарифов. Реформа электроэнергетики не будет взрывом в жилищно-коммунальном хозяйстве.
Владимир Плотников:
– Вы сказали, что не рекомендуете повышать тарифы в ЖКХ. Получается, правительство у нас хорошее, а региональные власти – плохие. Очень опасная политика. Вам не стоит уходить от решения этой важной задачи.
Михаил Касьянов:
– Не совсем правилен Ваш вывод. У нас четкое разграничение ответственности по трем уровням власти. Есть разделение прав собственности. Идеология сформирована, а механизмов исполнения не было. За это ответственно федеральное правительствовать. Но мы не можем приказывать муниципальным властям. Пытались через федеральные законы подтолкнуть тех, кто должен исполнять реформу на местах. К нам прислушались только некоторые регионы, и у них есть положительные результаты.
Владимир Аверченко:
– Каковы планы правительства по реструктуризации долгов коммунальных предприятий? И еще. Мы Вам дали механизм в виде Закона о государственном регулировании тарифов. Из Вашего ответа я понял, что не собираетесь выполнять этот закон, привлекать к ответственности людей за повышение тарифов.
Михаил Касьянов:
– По долгам. Обдумываем схему или систему их реструктуризации. Это долги в основном перед местными и региональными бюджетами, перед естественными монополиями. Кто будет оплачивать реструктуризацию? Сейчас это выверяем. Вопрос межбюджетных отношений решается проще. Кризисная ситуация в ЖКХ и наше обсуждение говорят о том, что нужны какие-то экстренные меры, но контролируемые.
Безусловно, правительство исполняет и будет исполнять любой федеральный закон. Вопрос в другом: почему растут тарифы? Повторяю: это полномочия региональных энергетических комиссий.
Владимир Юдин:
– Вы гарантируете регулирование тарифов? Да или нет? И второе. Увязываете ли рост доходов населения с реформой ЖКХ? У меня в руках «Стратегия социально-экономического развития России до 2010 г.», распространенная Комитетом Государственной думы по экономической политике. Так вот, в ней записано: к концу этого срока 15 % граждан будут иметь доход ниже прожиточного минимума.
Михаил Касьянов:
– Про электроэнергетику понял. И в отношении жизненного уровня тоже: надо его поднимать.
Владимир Юдин:
– Михаил Михайлович, скажите конкретнее. Зарплата учителя, медсестры ниже прожиточного минимума. Не то что позор – преступление перед народом. Предлагаю уже теперь довести минимальную заработную плату хотя бы до прожиточного минимума.
Михаил Касьянов:
– Начну со второго. Думаю, было бы проще, если бы мы с Вами или с Вашими коллегами сели на полчаса, я бы объяснил, как вообще работает экономика, что тут основа. Все гораздо сложнее, чем вам кажется. Невозможно, приняв закон, сказать: завтра зарплата у всех будет высокая. Одно дело желание, другое – возможности. Они есть. Не сейчас, но и не через десять лет. Значительно быстрее.
Иван Мельников:
– Почему правительство не хочет направить бюджетный профицит, который в 2001 г. составил 318 млрд руб., по плану 2002 г. -109 млрд руб., 2003 г. – 72 млрд руб., на повышение заработной платы учителям, врачам, ученым, работникам культуры?
В каком все-таки году минимальная зарплата в бюджетной сфере выйдет на прожиточный минимум?
Михаил Касьянов:
– Я только что отвечал Вашему коллеге. Для этого нужно некоторое время. Повысив заработную плату, не обеспеченную материальным производством, разрушим существующую стабильность. Нечего будет покупать в магазинах. Инфляция вырастет. В прошлом году фактически вдвое увеличили зарплату в бюджетной сфере. Консолидированный бюджет страны сбалансирован, лишних денег нет. Финансовый резерв? Он существует. Часть его – заслуга благоприятной внешней конъюнктуры. Завтра этих средств может и не быть. Нужен стабилизационный фонд. И мы его должны создать за счет этих средств, на случай непредвиденных рисков.
Олег Морозов:
– Считаем, что вопрос о заработной плате, об изменении ее системы в бюджетной сфере – важнейший. Ни в коем случае нельзя его комкать, нужно рассмотреть отдельно.
Михаил Касьянов:
– Я предлагаю пока этот вопрос отложить. Он чрезвычайно важен. Мы должны все проанализировать.
Геннадий Райков:
– В жилищно-коммунальном хозяйстве, с одной стороны, крайне изношенная инфраструктура, значительная дебиторская и кредиторская задолженности.
С другой – постоянный рост тарифов на услуги, инвестиционная непривлекательность, хроническое недофинансирование отрасли. Федеральная власть, как, впрочем, и субъекты Федерации, местное самоуправление, несет ответственность за состояние этого хозяйства. Правительство запоздало с внесением корректив в реформу ЖКХ. Упреки, уважаемые депутаты, относятся и к нам. Затягиваем принятие соответствующих законов.
Правительство обязано срочно навести порядок в тарифах: 14 % – вот верхняя планка при оплате электроэнергии. Это было согласовано с депутатами. Политические игры тут неуместны, ибо страдает население. Вы говорите, Федеральная энергетическая комиссия во главе с Георгием Кутовым не в состоянии навести порядок. Так освободите Кутового. Когда в Госстрое Шамузафаров намудрил со льготами пенсионеров, что Вы сделали? Освободили его, поставили Кошмана. И он занимается наведением порядка. Вы же сами сказали, что жилищно-коммунальную реформу за счет населения делать нельзя. Ведь Вы решительный человек, Михаил Михайлович. Так спросите, как следует, с тех служб, которые тормозят дело. Что получается? Пенсию повысили на 31 руб. 50 коп., а в это время «грохнули» тариф на 80 %.
Давайте создадим комиссию из членов правительства, депутатов, сядем за стол, остановим реформу Немцова 1997 г. Она ведь идет. И вместе найдем пути выхода». На том, в общем, и порешили
[Стенограмму подготовили А. Платошкин, А. Черняк // РФ сегодня].

Автор специально привел стенограмму почти без купюр, чтобы подчеркнуть глубину вопроса и ловкость ухода премьера от наиболее острых вопросов. Экономическая невнятица реформы, нерешенность множества больных вопросов потребовали уже и парламентских слушаний в том же, 2003 г. Их вела председатель Комитета Совета Федерации по социальным вопросам Валентина Петренко.
Основной эмоцией, овладевшей участниками парламентских слушаний «Социальные последствия реформирования жилищно-коммунального хозяйства», была, пожалуй, обеспокоенность. Министр экономического развития и торговли Герман Греф донес до собравшихся обеспокоенность президента ходом реформы ЖКХ. Председатель Государственного комитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Николай Кошман заметил, что много говорят о газовых котельных и приборах учета, но ни одно среднее учебное заведение страны техперсонал для этой реформы не готовит. Министр труда и социального развития Александр Починок выразил озабоченность тем, что огромная часть малоимущего населения страны еще не охвачена субсидиями… Почти всех участников слушаний из разных регионов России волновала экономическая невнятность задуманной реформы.
Основным докладчиком выступил Герман Греф. Он сформулировал первейшую, по его мнению, задачу реформы ЖКХ: превращение безадресных дотаций жилищно-коммунальных предприятий в адресные субсидии гражданам. Министр призывал развивать на местах на конкурентной основе предпринимательство (с отбором претендентов через конкурс), связанное с обслуживанием жилья. Правда, при этом последовала не вполне ясная оговорка: «Жилищно-коммунальные платежи превращаются в некие гарантированные платежи для того, чтобы было куда обращаться. А потом все равно услуги нужно оплачивать повторно». В последующих выступлениях коммунальщиков-прак-тиков как раз и прозвучали сомнения в том, появятся ли на месте ликвидированных жилищных контор новые, коммерческие, или же после проведения реформы действительно обращаться жителям за услугами будет некуда.
Герман Греф рассказал много интересного и верного по существу. Наше ЖКХ изначально не было задумано как энергосберегающая система. Ни одно предприятие-монополист не заинтересовано в оплате за его услуги по счетчику, а, наоборот, склонно брать деньги за все собственные издержки (в том числе и непроизводственные). Потребитель же не имеет возможности измерить, сколько же он потратил газа, тепла, воды. «Как только мы отдадим все рычаги в руки товарищества собственников жилья, – заявил Герман Оскарович, – то первое, что может сделать товарищество, это установить на дом хотя бы входные приборы учета». Далее министр развил эту идею на примере: «В случае если температура подаваемой горячей воды в дом меньше, чем, условно говоря, 90 градусов, то плата за тепло должна быть в два раза ниже, а если входная температура 40 градусов, то монополист должен платить товариществу собственников жилья…».
Герман Греф заметил, что «нам все равно политически, да и экономически невозможно будет уйти от этих субсидий в ближайшие годы», и в завершение своего выступления призвал население «замерзших» этой зимой городов разобраться со своими мэрами: «Свои отношения с местной властью нужно выяснить с помощью голосования».
Несколько выступающих попытались оспорить расклады министра. Так, представитель Рязанской области В. Федоткин высказался следующим образом: «Работники ЖКХ получают зарплату 1200 руб. Если бросить их на самовыживание, мы потеряем последних слесарей, последних дворников. Реформа, которую Вы предлагаете, приведет к полному краху и хаосу. Я пока не видел ни одной области, в которой вдруг вокруг 1200 руб. возникли бы конкуренция или несколько малых предприятий. Из одного и то люди разбегаются. Все дотации, которые можно дать населению в виде субсидий, в десятки раз меньше необходимого. И существенной разницы нет, у нас ли будут эти деньги, у населения ли, все равно ни на копейку эта сумма не увеличится. Рубль, у кого бы он ни был, он будет все равно рубль». В. Федоткин также посетовал, что так и не услышал того, ради чего ехал на заседание: сколько же будет стоить реформа ЖКХ по стране? Генеральный директор Ресурсосберегающего агентства Евгений Красиков эту же мысль высказал резче: «Герман Оскарович заявил, что подсчитать, во что выльется реформа и что от нее можно ожидать, невозможно. Любой студент, защищающий диплом, где есть экономическая часть, и то говорит: если я вложу столько-то денег, то вы получите такой-то эффект».
Николай Кошман также заявил, что стоимость реформы ныне неизвестна, но «сейчас началась работа по оценке технического состояния основных объектов ЖКХ». По данным докладчика, кредиторская задолженность по отрасли составляет 274 млрд руб., дебиторская – 174, а задолженность по зарплате – 3,5 млрд. Прежде чем двигаться к реформе, нужно, по мнению Кошмана, финансово оздоровить ЖКХ. В своем выступлении председатель Госстроя обратился к печальному опыту минувшей зимы: «Город Тихвин должен был замерзнуть, не замерзнуть он просто не мог. Почему? Когда принималось решение о строительстве водовода, проектировщик был выбран удобный для главы администрации. Все работы выполнены с грубейшими нарушениями технических условий. Водовод был положен 400-сотка, по опорам, труба голая, и при снятии напряжения не замерзнуть он не мог».
Н. Кошман согласился с мнением, что частный капитал к нынешним ржавым сетям и старым котельным не придет. Товарищества начнут образовываться там, где власть окажет им помощь. Свой оптимизм он подтвердил несколько мрачноватым сравнением большинства жилищно-коммунальных хозяйств с населенными пунктами Камчатки, «где есть ряд вымерших городов; там стоят печки, люди их топят и забыли уже о каком-то централизованном тепле».
Александр Починок был отчасти солидарен с коллегой по правительству и заявил, что пока в ЖКХ «товарищества не хотят формироваться». «Чтобы они появились, им нужно стать не товариществами нищих, а товариществами собственников с определенными доходами. Мы должны отдать товариществу не просто совокупность квартир, а дом как объект» А. Починок отметил повсеместное стремление местных властей в процессе передачи зданий коллективам жителей отобрать у последних прилегающую территорию чуть ли не по подъезд.
Все три министра затрагивали проблему социальной справедливости при оплате услуг ЖКХ. Ныне действующая система дает преимущества богатым собственникам жилья. А. Починок отдельно остановился на проблеме льгот. При обилии бюрократических препон для получения субсидий, поддельных документов на льготы все равно оказывается очень много И не только в России. «Наши израильские коллеги как-то посчитали и выяснили, что в Израиле проживает людей с удостоверениями чернобыльцев больше, чем могло теоретически принимать участие в ликвидации последствий аварии». Отвечая на упреки с мест, что реформа ЖКХ есть не что иное, как «на те, Боже, что нам не гоже», министр заявил:
– Я не снимаю ответственности с правительства, но лозунг – «Государство наведет порядок в жилищно-коммунальном хозяйстве» утопичен. Это будет означать, что нужно отменить все субъекты Федерации, муниципалитеты и ввести прямое президентское правление. Порядок мы должны наводить все вместе. Потому что никаких рычагов воздействия федеральных министерств на то, что творится в ЖКХ муниципалитетов, нет.
Выступивший на слушаниях председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике Иван Стариков внес несколько конкретных предложений. В частности, он заявил, что, «говоря о проблеме адресных субсидий, необходимо решать вопрос о привлечении инвестиций в этот сектор». Такими инвестициями могут стать кредиты в коммерческих банках, при условии если государство возместит две трети или три четверти ставки.
Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Игорь Каменской вернул собравшихся к теме заявленных слушаний: «Только нашими совместными усилиями мы можем свести к минимуму негативные социальные последствия реформы. Митинги, которые сейчас стихийно возникают в различных городах, вызваны тем, что люди просто не понимают, о чем идет речь.
По мнению Игоря Александровича, необходимо через социальную рекламу на телевидении популяризировать реформу ЖКХ, сведя таким образом, к минимуму негативные последствия нововведения».
Важные замечания по сути проблемы высказала Галина Геращенко, секретарь Федерации независимых профсоюзов. Отметив, что «ФНПР не лежит булыжником на дороге реформ», она вместе с тем констатировала: «Субсидиарная система помощи населению в оплате жилищно-коммунальных услуг будет рационально работать тогда, когда часть населения, нуждающаяся в субсидиях, составит меньшинство». Главным достижением парламентских слушаний, по ее мнению, является то, что народ наконец заговорил о подходах к реформированию ЖКХ: «Все социальные реформы нужно начинать с того, чтобы разобраться, как можно вытащить большую часть населения из нищеты».
Член экспертного совета Комитета Совета Федерации по социальной политике, профессор кафедры социальной политики Российской академии государственной службы при Президенте РФ Борис Ракитских критически оценил представленный вариант реформы ЖКХ:
«Вспомните, какие обсуждались вопросы десять лет назад на парламентских слушаниях в Совете Национальностей или в Верховном Совете Российской Федерации? Как осуществлять приватизацию: по первому, по второму или по третьему варианту. Каков итог? Его подвел А. Чубайс. В 1995 г. он с глубоким удовлетворением сказал, что собственность в России, так же, впрочем, как и во всем мире, распределилась пропорционально силе властных элит. Вот социальные последствия. Никто на тех парламентских слушаниях не обсуждал вопрос: можно ли передавать задаром государственную собственность в частные руки? Нужно ли изымать у населения 70 % реальной покупательной способности для того, чтобы через гиперинфляцию и фондовые рынки перераспределить средства в пользу крупных частных состояний?
Все это – технология конфискационных реформ. Первая конфискация – 2 января, гайдаровская, многократное повышение цен, потом «черный вторник», потом – Черномырдин, потом – 17 августа 1998 г., затем – выплата правительствами Примакова и Путина обесценившимися деньгами долгов по зарплате – население при этом потеряло 8 млрд долл.
Реформа ЖКХ – тоже конфискационная. Если дотации заменить деньгами населения, от этого средств не прибавится, а цены вырастут на все. Смысл реформы таков: по фактическим цифрам 2000 г. стоимость услуг ЖКХ была 300,7 млрд руб., или 11,1 млрд долл. по тому курсу. Так вот, из 11,1 млрд долл. 4,1 млрд долл. – заплатило население, 4,4 – дал бюджет, 2,3 – никто не покрыл. Вот эти 4,4 и 2,3 млрд, если их сложить, составляют сумму 6,7 млрд долл. – это то, что не получает от населения ЖКХ. Взять эти 6,7 млрд долл. с населения – вот смысл жилищно-коммунальной реформы».
Сергей Уланов, заместитель директора по научной работе Института социальной политики Академии труда и социальных отношений, обрисовал возможные контуры «гражданского общества», которое сложится после осуществления задуманной реформы: в результате преобразований все СПИХНУТ на коллектив жильцов, противостоящий нищему коммунальному хозяйству. Вы деритесь между собой. Вот вам суд. Он решит хозяйственные споры, а мы умыли руки.
Некоторые выступающие подвергли критике саму идеологию реформы. Так, президент Союза российских малых городов Евгений Марков заявил: «То, что сегодня наши реформаторы в области ЖКХ стремятся обозначить как услуги, вовсе не является таковым в условиях нашей страны. Коммуналка – это не стрижка в парикмахерской или проявка фотопленки в киоске (рис. 7.3). Это жизнеобеспечение граждан России, северной страны, живущей в исключительно тяжелых природно-климатических условиях. Чисто коммерческий подход в таком вопросе не годится. Ответственность за жизнеобеспечение в условиях холодной, замерзающей страны должно прежде всего нести государство, потом регионы, а потом местные власти. И никак не наоборот, как предлагали сегодня члены правительства».

Рис. 7.3

Ведущая слушания В. Петренко в ходе дискуссии заявила, что принципиальная позиция комитета – «рассматривать вопросы социальных последствий любой вводимой реформы на территории России». И потому итогом слушаний стали рекомендации, на основании которых будут корректироваться находящиеся в работе законопроекты, чтобы реформотворение не привело, по меткому выражению Александра Починка, к известному результату: «Хотели как лучше, а получилось «по Черномырдину»» [РФ сегодня].
Вывод: все социально ощутимые реформы надо начинать только после того, как вытащим население из нищеты. А пока за счет средств всех трех уровней власти надо технически перевооружить отрасль, дойдя до каждой квартиры (рис. 7.4).

Рис. 7.4

Из 10-ти основных видов услуг ЖКХ на конкурсную основу можно выставить только эксплуатацию жилья, а также сбор, хранение, утилизацию бытовых отходов. Площадки, где их складируют, принадлежат муниципалитетам. Стало быть, они вправе нанимать для таких работ подрядчика на основе конкурсов, аукционов. Теперь благоустройство, озеленение. Здесь также применима подобная схема. Остальное – монополия. А раз так – подпадает под соответствующее законодательство, регулируется государством, муниципалитетом...
Намеченная реформа ЖКХ обеспокоила и проправительственную фракцию в Госдуме. «Единая Россия» констатирует: «Сейчас население оплачивает:
– нерадивость коммунальных начальников;
– худые трубы отопления и водоснабжения;
– затратные способы производства тепла, горячей и холодной воды, их доставку;
– низкое качество сантехнического оборудования;
– избыточное давление воды в кране;
– избыточную температуру воздуха в квартире за счет перегрева батарей;
– потери тепла и воды по пути следования из-за неудовлетворительного состояния трубопроводов;
– потери воды из-за постоянно подтекающих кранов сантехоборудования;
– избыточное потребление энергоносителей котельными, или, другими словами, повышенный расход условного топлива на 1 Гкал; и даже (!) – отсутствие тепла, воды. Такого быть не должно».
И предлагает: «Изыскать в бюджетах средства на закупку, установку счетчиков. Пока вряд ли сможем обеспечить ими каждую квартиру. Для начала – хотя бы каждый дом. Жильцы будут знать: сколько забрали тепла, воды, газа. Сэкономили, перерасходовали? Если выйдут за установленные нормативы, разберутся, кто виноват. В свою очередь, это заставит коммунальщиков строже контролировать самих себя. Но их надо технически вооружить. Опять же за счет средств бюджетов различных уровней. Нужны приборы, системы, которые позволили бы регулировать давление в тех же трубопроводах. Население, бесспорно, должно получать бытовые услуги хорошего качества. В этом заключается конечный смысл реформы ЖКХ. Но чтобы добиться успеха в ее реализации, нужно вложить средства».
Но правительство их пока не очень-то и слушает, хотя они исправно голосовали за антинародные проекты законов о бюджетах, подоходном налоге, о земле и т. д., и т. п. И «Единая Россия» признает:
«Пока не видим, чтобы правительство стремилось комплексно их решать. Попытки все объяснить нехваткой финансов, по-моему, несостоятельны. Давайте хотя бы начнем с разумного использования тех средств, что выделены для жилкомхоза в бюджетах различных уровней. Попробуем, как говорится, с малого, хоть что-то сдвинем с места. Займемся модернизацией, ремонтом сетей, научимся упреждать аварии. А то ведь тратим гораздо больше средств на то, чтобы в пожарном порядке исправить ситуацию». Из предложений партии «Единая Россия» правительству:
«Реформа ЖКХ – комплекс мер, осуществляемых одновременно или параллельно.
В их числе организационные:
– нынешняя структура ЖКХ архаична, громоздка, бюрократична, безразлична к итогам своей деятельности (конкурентная среда и монопольный сектор), требует совершенствования;
технические и технологические:
– применение современных оборудования и материалов;
– энергосберегающие и ресурсосберегающие технологии;
– учет потребления с применением современных приборов;
тарифные:
– единый подход к формированию тарифов на услуги. Они должны быть строго сбалансированы и не превышать уровня, который обеспечил бы функционирование предприятий ЖКХ и их простое воспроизводство;
– изменение тарифов должно быть увязано с бюджетами всех уровней. Для монополистов тарифы и цены регулируют государство или муниципальные власти».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.